на главную страницу на главную страницу на главную страницу на главную страницу english version
новостио наснаши проектыпрограмма показовфестивальдирекция проектапрессаcommunityпартнеры фестиваля
 
Фестиваль
Андрей Плахов | Коммерсант

Полностью обнародована программа 61-го Каннского кинофестиваля, который пройдет с 14 по 25 мая. Хотя российских фильмов нет в конкурсе, впервые наше кино представлено во всех трех параллельных программах и в короткометражной секции. Комментирует АНДРЕЙ Ъ-ПЛАХОВ.

Каннский фестиваль всегда балансирует между консерватизмом и радикализмом. С одной стороны, "каннская номенклатура", то есть узкий круг близких фестивалю режиссеров. С другой — интенсивный поиск новых имен, течений и территорий.

В течение последних пятнадцати лет можно было по пальцам перечислить имена россиян-кинематографистов, кому была открыта дорога в большой каннский конкурс (о конкурсной программе см. "Ъ" от 24 апреля). Однако в нынешнем году произошло важное событие: фильмы из России включены во все параллельные секции фестиваля, причем практически все эти фильмы — режиссерские дебюты в игровом полнометражном кино. Известный документалист Сергей Дворцевой представит в "Особом взгляде" картину "Тюльпан", снятую в казахских степях в российско-немецкой копродукции. Это история демобилизованного моряка, который хочет стать чабаном и жениться на девушке по имени Тюльпан. Молодая документалистка Валерия Гай-Германика, чье имя уже на слуху, будет участвовать в "Неделе критики" с фильмом "Все умрут, а я останусь". Картина "Шультес" Бакура Бакурадзе отобрана в "Двухнедельник режиссеров". А короткометражный фильм "Гата" Дианы Мкртчян с Высших курсов сценаристов и режиссеров будет показан в молодежной программе La cinefondation.

Важно не только то, что в каннской обойме появились новые люди из России. Но и то, что фестиваль впервые за последние годы обратился не к авторитету отдельных творческих личностей, а к тем художественным движениям, которые происходят на территории российского кино. Причем поддержку получили не крупногабаритные блокбастеры, а малобюджетные фильмы, снятые в парадокументальной стилистике, некоторые в формате kinoteatr.doc, который представляет собой развитие идей датской Догмы в российском варианте.

Вывод очевиден: большим фестивалям по-прежнему не очень интересно жанровое кино из России, гораздо больше их волнует кинематографическое отражение социальной реальности. То есть актуальное кино — не в смысле политической конъюнктуры, а в смысле современности художественных идей и средств воплощения. Из такого рода кино с социально-реалистической доминантой, между прочим, вышли бельгийские братья Люк и Жан-Пьер Дарденны, уже дважды награжденные Золотой пальмовой ветвью и ныне в третий раз отобранные в каннский конкурс. Способна ли собственных Дарденнов российская земля рождать — вопрос не риторический. Именно на него ищут практического ответа на Каннском фестивале.